Стражи северных границ

Игра по сюжетам Дж. Р. Р. Толкина

12 - 14 августа 2005 года

kis
Untitled Document

Разговор в кабаке

Хочешь знать, как Эрлад оказался в плену и как он спасся? Закажи пару кружек вина, я и расскажу. Нет, сотник на меня не разозлится … Он сам не любит рассказывать эту историю – еще бы, он потерял в том бою почти всех друзей и младшего брата, но не возражает, если кто-то из нас, ветеранов форта, расскажет ее новичкам. Все равно ведь будут пытаться разузнать, а слухов да наговоров на командира в форте быть не должно. Так что слушай.

Это было лет пятнадцать назад, когда Эрлад был еще молодым воином, навроде вас. Мы с ним с одного пополнения, да вот он сотник и командир форта, а я так, видать, десятником и помру. Тогда Нардоном командовал Эотан, сын Тарона, командир умный и удачливый, и рубака славный, только с помощником ему не шибко свезло – Эрдайн, заместитель его, трусом оказался, ну да об этом потом. И полугода не прошло, как мы в форте прослужили, как уруки из Мглистых в большой набег на Ровеннион пошли. А форт наш, стало быть, такие набеги отражать и должен, вроде щита мы тут. Ну, они однажды ночью на форт и обрушились. Тревогу часовые поднять успели, а вот сдержать их не смогли – орки таран какой-то хитрый приволокли, вечно они какую-нить новую пакость удумают – да тем тараном ворота в две минуты и проломили. Мы глядели потом – они петли вроде как оплавили чем-то? Горн да мехи они в таран вставили что ли? До сей поры не пойму.

А? Про бой дальше? Ну да. Так вот, как они в ворота прорвались, тут бы нам и конец – мы ж спали все, ни доспехи одеть, ни оружие похватать почитай никто и не успел. Да тут Эотан всех и спас – пусть его в Чертогах Предков вечно славят – вышел он посередь двора, да и вызвал урука главного, Эшада по-ихнему, на поединок. Убить его не смог, но рубились они минут пять, а орки остальные, дивное дело, вместо того, чтоб неготовностью нашей воспользоваться, да голыми руками, почитай, форт взять – встали и окончания поединка ждали. Ценят, стало быть, храбрость – хоть и человекоеды злобные. Ну, пока Эотан с Эшадом сражался, мы, времени не теряя, мечи похватали, кольчуги да шлемы натянули и строем двор перегородили. Вот, как Эотан погиб, так главная-то сеча и пошла. Может, мы б и сдюжили, да Эрдайн, трус проклятый, шкуру свою спасти решил. И побежал, стал быть, к Северной башне – к воротам тайным, через них сбежать из форта хотел. А ведь он-то, почитай, заместо командира был – вот за ним два десятка парней на левом крыле и побежали. Орки их в минуту похватали всех да нам в бок и ударили. Тут уж не бой – резня пошла. Мне-то повезло тогда – я в десятке Эарнура был, а он парень был не дурак. Как увидел, что дело к разгрому ведет, так и повел, тех, кто рядом оказался, к донжону – где арсенал да склады. Мы в донжоне засели, да копьями и стрелами от уруков отбились – не стали они об нас зубы ломать – дальше пошли, за форт – тут уж мы им ничем помешать не могли.

А Эрладу повезло меньше – он во дворе остался рубиться. Пару-тройку врагов он достал, но потом его окружили, да по голове древком копья и врезали. Его и еще нескольких, в бою взятых, пленников орки с собой унесли. А тех, кто бежать пытался, они плетьми, как скот гнали.

Очнулся Эорлад уже в плену. Глядит – вокруг орки шумят, дерутся друг с другом, мечи хватают. Он решил, что раздор меж ними, ан нет. Это они добычу делили – чуть поспорили за чашу дорогую или камень самоцветный – и за клинки. Да нет, до смерти они за такую мелочь не дерутся, до первой крови али еще как. Но, самое главное, что Эрлада удивило тогда, спор свой мечами решив, они дальше ссорится повода не видели – порубились, и пошли вместе пойло свое орочье из бочки хлебать. Это как если б мы с тобой в кости на пару медяков играли, чтоб время скоротать – не ругаться же из-за мелочи. А у них, стал быть, все споры так решаются. А одного из пленников, которые из трусов, орки тут же на привале и сожрали. Вот тут-то Эрлад и скис совсем – все, решил, одна осталась дорога – в котел орочий. И опять ошибся – тут к ним, бойцам раненым, лекарь орочий спешит. Раны им перевязал, микстур каких-то дал, а лекарства орочьи – они такие, на вкус гадкие, да лечат быстро, умеют они бойцов быстро на ноги ставить. А Эрлад того лекаря и спрашивает: “Зачем, мол, ты нас лечишь, если все одно – сожрете потом?” А орк осклабился довольно, да и говорит, что, мол, уруки для уруков не скот на бойне, даже если уруки – шара. Шара – это они нас, людей, так кличут. А обсказал тот лекарь им так, что уруку они в чести с оружием в руках умереть отказать никак не могут, потому и лечат их и кормят-поят. Налей еще, кстати.

Так они до самого Хитаэглира и дошли. Там-то пленникам смысл слов лекаря и растолковали. Дело-то в чем оказалось – уруки молодые, обучение заканчивающие, должны Испытание пройти – бой настоящий, до смерти. А лучшим противником для Испытаний уруки пленных наших да эльфийских бойцов считают, кто храбрость свою в бою показал. Потому и стараются в плен таких брать. Короче, спросили они парней, хотят ли те в котел пойти, али на Испытании этом в бою голову сложить. Ты, думаю, догадался, что они выбрали.

А пока время Испытания не настало, орки разрешили пленникам по пещерам своим ходить – слово только взяли, что во время прогулки бежать не попытаются. Мол, когда мы тебя под слово честное отпустили – не вздумай. Верят, мол, они урукам на слово. Верят-то верят, да куда там сбежишь? Век будешь по лабиринтам подгорным плутать, а дороги назад не найдешь. Так один из пленников и сгинул. Орки потом бранились – мол, мяса сколько пропало, думали, что он урук, воин, а это снага трусливый оказался.

А Эрлад, не будь дурак, наблюдал за жизнью Хитаэглира и пытался в обычаях ихних разобраться – а вдруг спастись удастся. Не сказать, чтобы ему сильно жизнь орковская понравилась – дикие они, все-таки, и чужие – не как эльфы, а еще хуже. Но худо-бедно он в ней разобрался. Говорил даже, что кой-какие обычаи, особенно военные, нам не хило было бы перенять.

Однажды он, бродя по пещерам, увидал, как два урука, входивших в Совет клана, сражались в Круге Равных за место Эшада – военачальника. Старый-то Эшад с похода не вернулся, убили его. Вообще, Круг Равных – обычай странный. Любой может войти в Круг и высказать требование к кому захочет. Старейшины выслушивают требование и назначают условия боя – может это поединок быть, а может и бой одного супротив троих-четверых. Это как если б ты щас ярла вызвал, то дрался бы ты не с одним, а с несколькими бойцами – ибо рылом еще не вышел супротив правителя вставать. А вот коли ты в бою всех одолеешь, тогда тебе честь и хвала и достоин ты уже и супротив конунга. Так вот оно у орков заведено. И выгнать из Круга без боя того, кто Вызов уже сказал, никто не может.

Тут-то Эрладу мысль в голову и пришла. Он ее и остальным парням обсказал. Так что, когда их на Испытание провели – а Испытание то в той же Зале Совета, что и Круг равных проходит, они все строем построились, да к Кругу тому и бросились. Орков в Испытании много больше участвовало, так что до Круга только Эрлад и дошел. Вбежал он в него, да Вызов и выкрикнул. И уруки те, что за ним гнались, так на границе Круга и встали.

Тут Старейшины понабежали, Эшад новый, даже сам Хан пожаловал. И стали они, стал быть, судить-рядить, как оно должно быть. Долго спорили, некоторые предлагали зарубить наглеца прямо в Круге без разговоров, да тут Эшад вышел и сказал, что, мол, нет такого закона, чтобы урука храброго из Круга гнать. А что урук тот шара – так это дела не меняет. Так и порешили. Условия поставили такие – если Эрлад победит, то живым из Хитаэглира уйдет, только одну вещь, какую ему назовут, открывать никому не будет – по чести уйдет, а не как шпион. Эрлад согласился. До сих пор не проболтался – ни трезвым, ни пьяным. Дорожит он своим словом, хоть и орку данным… Может, и цена-то той тайне – грош, а может – кто его знает?

Столь велика была в тот день его удача, что и в этом бою он победил, хоть и ранен был жестоко – шрамы по сю пору остались. Проводили его к одному из выходов, провели с завязанными глазами по тропкам к подножию горы и отпустили. А как он уж совсем уходить собрался, подошел к нему Эшад, который в Совете за него вступился, да и попросил пообещать, что и дальше Эрлад в форте служить будет. Удивился Эрлад, да и спросил – зачем, мол? А Эшад ответил, что понравилась ему эрладова доблесть, и хотел бы он сам с ним сразиться в бою честном до смерти, да не может Эшад с пленником, да еще и бойцом простым драться. Вот как, мол, ты, Эрлад, командиром над людьми своими станешь, то есть мне Эшаду, вроде как ровней, так я к тебе и пожалую. Тут Эрлад отказать не мог, приходи, говорит, через несколько лет, если раньше не помрешь. А орк ему меч подарил – чтоб потом не спутать, значит, ох и добрый меч! Уж столько лет прошло, а на нем ни зазубрины.

А как Эрлад вернулся, он быстро вверх пошел. Вот и сотник уже, и комендант Нардона – видать, не захотел недостойным пред тем уруком оказаться. А как командиром стал, так и начал он к встрече готовиться. И стены подновил, и на тренировках бойцов гоняет, чуть не до упаду. Боится, говоришь? Да нет, это ты зря – наш сотник не из пугливых. Просто при встрече в грязь лицом ударить не хочет, а Эшад тот скоро пожалует, тут никто из ветеранов сомнений не имеет. Уруки - они упрямые, если что решили, даже если им в голову какая блажь втемяшилась, то непременно сделают. Вот и получается, что они порой слово держат получше нашего. А ты говоришь – орки, орки… Лучше еще вина закажи – может, последний раз пьем, кто его знает?

02.08.2005

Крок дополнен оптимальным маршрутом выезда

02.08.2005

Крок дополнен маршрутом Александров - полигон

01.08.2005

В разделе "Об игре" размещена информация о полигоне

28.07.2005

Боевые правила по щитам скорректированы

18.07.2005

Уточнен раздел отличительных признаков народов и тварей

15.07.2005

Правила полностью переработаны и выложены в раздел "Об игре"

30.06.2005

В разделе "Об игре" опубликована информация об оргвзносе

23.06.2005

Еще пара текстов в раздел"Имена и земли"

22.06.2005

Обновлен раздел "Имена и земли"

05.04.2005

Правила выложены в раздел "Об игре".

12.12.2004

Мастерская группа начинает прием заявок.